Ответ депутата кнессета доктора Марины Солодкиной на жалобу министра соцобеспечения Ицхака Герцога в парламентскую комиссию по этике

Отправлено 30 июн. 2010 г., 9:43 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 30 июн. 2010 г., 10:37, автор: Admin Site ]

В этой жалобе министр известил депутата Солодкину, что возглавляемое им министерство прекращает всякое сотрудничество с ней. Причина: на заседании возглавляемого Мариной Солодкиной лобби "Борьба против изъятия социальными службами детей из нормативных семей" 15 июня 2010 года, многие из участников обрушились с резкой критикой на высокопоставленных сотрудников министерства и даже сравнивали их с нацистами. Министр также обратился к спикеру кнессета Реувену Ривлину с требованием проверить: кто именно финансирует работу лобби.

В  своём ответе от 29 июня депутат Солодкина между прочим указала:

"Сожалею о Вашем решении прекратить сотрудничество с возглавляемым мною лобби. Я занимаюсь проблемой изъятия детей из нормативных семей в течении более, чем 10 лет. Если вначале речь шла в основном об олимовских семьях, сегодня ко мне обращаются и многие уроженцы страны, в том числе и те, кто не относится к социально слабым слоям. Проблема эта тревожит и многих представителей академических и общественных кругов, принимающих активное участие в заседаниях лобби.

Речь идёт не о моём конфликте с министерством соцообеспечения или с социальными работниками. Проблема заключается не в непрофессионализме части социальных работников. Необходима кардинальная реформа в работе соцслужб. Главная цель лобби – разработка основных направлений реформы на основе обсуждения конкретных случаев неоправданного изъятия детей.

Концепция "благо ребёнка", которой руководствуются соцслужбы красиво выглядит в теории,но искажённое её толкование на практике приводит к трагедиям:

  • соцработники не спешат изымать детей, жизнь которых подвергается опасности, но действуют очень быстро, когда речь идёт о нормативных семьях. При этом, они не понимают,что изъятие ребёнка из нормальной семьи причиняет ему не меньшую травму, чем оставление его с родителями – садистами,
  • нет чётких критериев для определения понятия "ребёнок в опасности", поэтому всё зависит от субъективного мнения соцработников и нередко одних и тех же родителей одна соцработница характиризует как "нормативных", а другая – как представляющих угрозу для ребёнка. Детей из светских семей передают в семьи ультраортодоксов, а из религиозной семьи - в светский интернат. Есть жалобы на насилие по отношению к детям в специнтернатах,
  • мои обращения к руководству министерства игнорируются: с февраля 2010 года направлено в министерство 17 случаев, ответ получен только по двум,
  • как второе поколение спасшихся в Катастрофе, я категорически отвергаю сравнение соцслужб с нацистами, прозвучавшее из уст некоторых участников лобби – уроженцев страны. Вместе с тем, неудивительно, что гнев родители, натыкающихся на глухую стену в попытках вернуть детей, прорывается наружу в столь резкой форме. Это не самый крайний шаг, на который идут отчаявшиеся родители: в последнее время две матери покончили жизнь самоубийством.

Работа возглавляемого мной лобби, равно как и работа других лобби, никем не финансируется. Я намерена и далее заниматься этим вопросом и призываю Вас, господин министр, к проведению кардинальной реформы в работе соцслужб."


Ссылки на оригиналы жалоб и ответа на них:

1. Письмо депутату Кнессета Марине Солодкиной

2. Письмо-жалоба от министра Герцога

3. Ответ министру от депутата Кнессета Марины Солодкиной.