Статьи‎ > ‎

Эксклюзивное интервью с директором школы “Орт” Менахемом Вайнбоймом

Отправлено 24 мар. 2011 г., 7:45 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 24 мар. 2011 г., 7:47 ]

Почему так часто процессы против нормативных семей начинаются из школы? 

Что позволяет школьным консультантам, в ряде случаев, так легко обвинять семьи в плохом отношении к их родным детям? 


Что позволяет школьным консультантам  «сортировать» детей на нормальных и особенных, которые нуждаются в специальном подходе, специальных школах, а, зачастую, и в интернатах, даже когда семья категорически против такого перевода, а специалисты, к которым обращаются родители, утверждают, что ребёнок вполне нормальный?


Почему школьный консультант трактует прыжок с забора 10-летнего мальчишки как попытку самоубийства и натравливает на семью всевозможные инстанции, социальные службы и полицию, не задумываясь о том, какой вред нанесет это семье? 


Сколько директор школы, именем которой он дорожит, будет терпеть подобного рода консультантов, несправедливо обвиняющих семьи своих учеников и портящего таким образом репутацию этой школы?
Чтобы задать эти вопросы, мы встретились с директором школы «Орт» в Ришон-Леционе, господином Менахемом Вайнбоймом.


- Менахем, мы всё чаще стали получать жалобы на действия школьных консультантов, которые, не разобравшись в ситуации, но, трактуя её как тревожную, спешат сообщить в полицию и социальные службы и, таким образом, часто инициируют процессы против нормативных семей, которые наносят сильнейшие моральные травмы всем членам обвиняемой семьи, требуют от семей существенных материальных затрат на свою защиту, даже если семья, в конечном итоге, выигрывает дело и доказывает свою невиновность. Кому подчиняется школьный консультант и кому он докладывает о своей деятельности?


- У школьных консультантов два босса - директор школы и главный психолог (почему-то их называют психологами, хотя, это тот человек от Министерства образования, которому подчиняется консультант). Консультант обязан докладывать обо всём, что творится в школе, даже если эта информация получена консультантом в личной беседе. Хотя есть случаи, когда консультант может не рассказывать о том, что он узнал. Иногда есть вещи, по поводу которых психолог советуется с главным психологом и не ставит в известность директора школы.
Школьные консультанты работают по правилам внутренней рабочей этики, которые предписывают им Закон о доносительстве «Ховат дивуах» . Консультант может оказаться в неудобном положении, если что-то случится и станет известно, что консультант знал и не доложил, то его могут снять с работы (и это самое страшное, что может приключиться с консультантом).
Очень часто консультанты по любому малейшему поводу поднимают достаточно много шума и к разбирательству моментально привлекаются много участников (социальные службы, полиция и т.п.). Так они доказывают свою нужность и складывают с себя ответственность.


- А что грозит консультанту за ложную тревогу? Или за ложный донос, по ошибке или злому умыслу?


- За ложные доносы обычно ничего плохого им не бывает, т.к. всегда можно доказать, что консультант поступал согласно предписываемым ему правилам.


- Каковы шансы выиграть ответный иск и получить компенсацию, обвиняя консультанта в том, что он излишне раздул ситуацию и причинил вред той семье, дело которой было на рассмотрении?


- Практически равен нулю. Консультант приведёт своё начальство и оно докажет, что консультант поступал согласно предписываемым законам. Консультант может быть или членом “Гистадрута” (профсоюза) или членом «Иргун морим» (Сообщество учителей). Такие организации, как “Гистадрут”, не дадут его уволить, в лучшем случае, переведут в другую школу.


- Какова функция школьного консультанта?


- Это работа с детьми. Например, помирить двух поссорившихся детей, подсказать решение каких-то жизненных или учебных ситуаций и т.д. Не все консультанты имеют соответствующее высшее образование. Иногда учителя проходят курсы “асама лееуц” (переквалификация в консультанта) и получают разрешение работать консультантами. Они достаточно часто проходят различные дополнительные курсы повышения квалификации (ред.: например, консультант, работающий в школе “Орт”, раз в неделю ездит на встречи с коллегами, где они обсуждают практические ситуации на работе). От своевременного прохождения соответствующих курсов зависит повышение зарплаты.


- Есть ли в профсоюзе какие-либо комиссии по этике, которые рассматривали бы случаи ошибок консультантов, неправильного подхода и т.д.?


- Такой этической комиссии нет. Профсоюз заинтересован в получении денежных средств и тут основной акцент ставится на деятельность профсоюза, наряду, конечно, с защитой своих членов.


- Скажите, а есть ли какие-то вознаграждения за то, что были выявлены неблагополучные семьи? Премии или лучшие условия для профессионального роста?


- Нет, такого тоже нет.  Если Вы ищете причину того, что некоторые консультанты по первому подозрению являются инициаторами открытия дел против семей, то причина в перестраховке и желании показать свою нужность. Если консультант не примет меры и что-то случится, то ему грозит взыскание и даже увольнение. А за перестраховку – ничего. Третей причиной, в ряде случаев, может быть и предвзятое отношение, так удобно сводить счёты с непонравившемися учениками.
Вместе с тем, хочу отметить, что большинство школьных консультантов - люди порядочные, работают по совести и видят своей целью помощь детям в трудных ситуациях.


- Необходимо ввести закон, который бы предписывал, что консультант, открывший неправомерно 2-3, а может даже и 1 дело, которое было потом выиграно родителями в суде, должен быть уволен, т.к. причиняется существенный ущерб семье, которую обвиняют.


- Я считаю, что такой закон никто не поддержит. Семья и школа потеряла контроль над детьми, а закон, который ослабит контроль государства над детьми никто не поддержит. 


- Как же можно бороться с этим явлением?


- Решением может быть создание независимой комиссии, которая будет пересматривать все дела, открываемые консультантами совместно с социальными работниками. Решением может быть и отслеживание таких случаев нарушения с постоянными жалобами в министерстве образования на такие случаи.


- Но в таком случае, мы будем работать уже по факту свершившихся событий, когда вред и ущерб уже нанесён? А какова заинтересованность переводить учеников в систему специального образования (“Хинух Меухад”)? Нередки случаи, когда туда попадают совершенно нормальные дети и им тоже наносится существенная травма, которую можно сравнить с увечьями? 


- Мэрия доплачивает за специальное образование и им это не выгодно. Они всегда стараются протестовать против такого перевода на комиссиях по распределению («ваадот асама»). Но трудно устоять перед давлением учителей, когда те говорят: «Если мы избавимся от такого ученика в нашей нормальной школе, то общая успеваемость повысится», а общая успеваемость выгодна мэрии как показатель правильной работы.

Подытоживая этот разговор можно сказать, что как и в случае социальной работы, школьные консультанты не несут достаточно серьёзной ответственности за допущенные ошибки в столь серьёзной и ответственной области, в которую включено не только воспитание детей, но и возможность сильного влияния на судьбу всей семьи школьника.
И если большинство специалистов - школьных консультантов в Израиле - порядочные люди, видящие своей целью реальную помощь ученикам, когда она действительно требуется, то  встречаются и “специалисты”, которые пользуясь своими полномочиями и не неся достаточную ответственность за ошибки, буквально разрушают целые семьи, становясь инициаторами многолетних изматывающих судебных процессов, куда также моментально вовлекаются социальные службы.

Comments