Статьи‎ > ‎

Распорядительная комиссия, или кто и как решает судьбу Ваших детей

Отправлено 27 авг. 2010 г., 0:36 пользователем Admin Site   [ обновлено 19 сент. 2010 г., 16:51, автор: Неизвестный пользователь ]

Тем, кто не сталкивался с такой комиссией и ничего о ней не слышал, стоит ознакомиться с этим явлением. В комиссию как правило входит от 15 до 20 разных специалистов, которые, руководствуясь имеющейся у них  концепцией “блага ребенка”, призваны решить будущее ваших детей и всей семьи в целом. На этих комиссиях также присутствуют секретари, которые по какой-то причине не ведут протокол и следят за тем, чтобы заседание не записывалось на пленку.

Вот один из случаев работы такой комиссии.

Однажды, я пришла на такое заседание с мужем, и на нас с порога обрушилось обвинение воспитателя детского сада:

- За полгода пребывания ребенка в саду, я всего два раза удостоилась видеть мать этого ребенка и то на праздниках, куда я ее пригласила. Ребенок приходит в сад без завтрака. Я сама лично в течение этого времени кормлю его своими бутербродами. Жалко, ребенок умный, хороший, но обделен родительским вниманием и постоянно голоден.

Мой муж сразу теряет дар речи, а я говорю в нашу защиту:

- Я привожу ребенка в сад ежедневно на своей машине, 4-летний ребенок самостоятельно выходит из машины и направляется в сад, т.к. он не нуждается в сопровождении. Каждое утро он получает на завтрак белково-витаминный коктейль, а на второй завтрак - белково-витаминный батончик. После сада его забирает няня.

Возмущенная самовольностью воспитателя, которая дает ему свои завтраки, я спрашиваю:

- Какими бутербродами вы его кормите и на каком основании?

- Ваш ребенок любит питу с шоколадной пастой, а няня жалуется на то, что ты регулярно опаздываешь на 15 минут!

Выступает следующий обвинитель:

- Я учительница старшего сына. Он ведет себя неадекватно. Но главная проблема в том, что его поведение отрицательно влияет на всю школу. На перемене я не могу завести учеников в класс, так как этот харизматичный ребенок устраивает для всей школы ролевые игры, которые я не могу остановить. Последний раз, когда я потребовала от него немедленно идти на урок, он мне ответил: "Пошли меня в Мосад!".

Социальный работник с понимающим видом, глядя на начальника отдела, говорит:

- Вот видите, ребенок сам просит его спасти.

Дар речи к мужу не возвращается, а я продолжаю защищаться, говоря, что не верю в то, что ребенок мог попросить послать его в Мосад. Вопреки желанию комиссии, я звоню своему ребенку в школу, чтобы узнать, была ли такая просьба. Выясняется, что такая просьба, действительно была, что имелся в виду Мосад для неисправимых детей (хасрей такана), что туда был послан Гарри Поттер, а Мати (учитель-обвинитель) была в роли Долорес Амбридж.

Театр абсурда продолжается. Я нервно смотрю на часы, так как через час, я должна быть в аэропорту. На экране моего телефона периодически высвечиваются имена сотрудников, которые безуспешно пытаются выйти со мной на связь. А театр абсурда в самом разгаре! Я только не могу вообразить актера, который появится по мановению волшебной палочки и согласится оплатить мне убытки в том случае, если я опоздаю на самолет.

Выступает следующий обвинитель, социальный работник:

- Опасность заключается не в том, что она ежедневно опаздывает забирать младшего ребенка от няни, проблема в том, что старшие дети после продленного дня, который заканчивается в 16:00, вынуждены ежедневно проводить время в  библиотеке, из которой она забирает их только перед ее закрытием в 18:30.

В воображаемом мною театре я знаю почти наизусть все роли актеров, все поднимаемые ими вопросы. Однако роль одного из актеров, приглашенных на заседание, я не могла предугадать. Это была роль помощницы учителя, специалиста по методике усмирения детей:

- Для усмирения этого ребенка мы используем метод "Медвежье объятие". На днях, ее сын, шестилетний преступник, незаметно залез на каменный забор, возле которого я стояла. Из отрезка веревки он сделал петлю и, неожиданно, засунув в нее мою голову, потребовал:

- Или ты мне пообещаешь больше не выкручивать мне руки и ноги или я тебя задушу!

Неожиданный поворот. Я отключаю мобильный и задаю вопросы, погружаясь в изучение специализации незнакомого мне актера и метода узаконенного насилия,  использование которого я никогда и никому не позволяла, более того, будучи педагогом, даже никогда и не слышала о таком методе воспитания. Я представляю себе моего маленького волшебника, поднимающего "специалиста" в воздух по заданному им направлению. Я не могу представить себе этого "специалиста", выполняющего свой "долг" в школе, но его влияние на вынесение окончательного решения комиссии очевидно:

- Надо передать ребенка дошкольного возраста приемной семье, в качестве которой согласна выступить его няня, она и так заботится о нем. Старших сыновей передать в интернат для систематического и углубленного воспитания. Матери, может быть, позволить раз в неделю видеться с младшим ребенком, а старшие могут приезжать домой один раз в две недели.

Мне предоставляется последнее слово:

- До того, как я переехала к вам в поселение, я содержала частный сад в Иерусалиме. В мой сад приходило много детей, все они были очень разные. Была у меня девочка, которая была 12-м ребенком в семье, и так случилось, что она изо дня в день приходила в сад в пальто, которое становилось все грязнее. Однажды я решила, что постираю это пальто сама, высушив его в сушилке своей соседки-рабанит, жены религиозного авторитета района.. Когда я ей принесла выстиранное белое меховое пальто, то она спросила, получила ли я разрешение на это у мамы девочки. Будучи еще незамужней, я была удивлена этим вопросом и тогда моя соседка сказала, что нет матери, которой Бог дал ребенка и которая будет рада тому, чтобы что-то сделали за нее без ее согласия! Когда старшие сестры пришли забирать девочку, я сказала им, чтобы они передали маме мои извинения, что я не успела снять с их сестры пальто до того, как она окунулась в цветную гуашь и что не посоветовалась с их мамой до того, как забросила пальто в стиральную машину.

Я заканчивала свою речь и, на фоне гробовой тишины театра абсурда, все отчетливее слышались мои всхлипывания, переходящие в рыдания, сдерживая которые я пыталась объяснить им свое странное выступление:

- Вы не уверены в моей вине и пытаетесь отнять у меня материнство? Вы не понимаете, как это больно? Неужели вы думаете, что помогаете мне вот так, оскорбляя меня с мужем публично? Мы больше не придем сюда, только ради того, чтобы избавить Вас от греха...

Туда мы, действительно, больше не пришли, но, чтобы оспорить нашу способность растить сыновей, к делу позднее были подключены полиция, прокурор и судья.

Что остается добавить? Пусть каждый из нас задаст себе вопрос:"А что,если завтра на скамье подсудимых окажусь я или мои близкие?" Готов(а) ли я принять участие в подобном театре абсурда?

Бат Йов
Обсудить эту статью:

1. На нашем официальном форуме

2. На Facebook

Поделиться ссылкой с друзьями:

ОднаКнопка

Comments