Статьи


Все статьи

Синдром Барона Мюнхгаузена для изъятия детей из семей

Отправлено 14 июн. 2012 г., 6:50 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 14 июн. 2012 г., 6:51 ]

Синдром Мюнхгаузена — симулятивное расстройство, при котором человек симулирует, преувеличивает или искусственно вызывает у себя симптомы болезни, чтобы подвергнуться медицинскому обследованию, лечению, госпитализации, хирургическому вмешательству и т. п. Причины такого симулятивного поведения полностью не изучены. Общепринятое объяснение причин синдрома Мюнхгаузена гласит, что симуляция болезни позволяет людям с этим синдромом получить внимание, заботу, симпатию и психологическую поддержку.

Делегированный синдром Мюнхгаузена

Под делегированным синдромом Мюнхгаузена (Fabricated and Induced Illness или Munchausen Syndrome by Proxy, MSBP) понимают такой вид симулятивного расстройства, при котором родители или лица их замещающие намеренно вызывают у ребёнка или уязвимого взрослого человека (инвалида, например) болезненные состояния или выдумывают их, чтобы обратиться за медицинской помощью. Такие действия совершают почти исключительно женщины, в подавляющем большинстве случаев — родные матери или супруги. При этом лица, симулирующие болезни ребёнка, сами могут проявлять поведение типичное для синдрома Мюнхгаузена.

Искусственные заболевания и многократное лечение негативно сказывается на психическом развитии и здоровье детей. Кроме того, действия, при помощи которых создаются симптомы болезни, могут наносить непоправимый вред здоровью ребёнка и представлять опасность для его жизни.

Делегированный синдром Мюнхгаузена очень трудно распознать, поэтому точно определить его распространенность пока не удается.

Матери, вызывающие у детей болезни, как правило, страдают от недостатка психологической поддержки. Они часто несчастливы в браке. Часть из них страдает от психических расстройств. Многие обладают некоторым запасом знаний в области медицины.

Делегированный синдром Мюнхгаузена можно предполагать, если наблюдаются следующие признаки:

— проведенное обследование не показало патологии, однако жалобы продолжаются;

— результаты обследования не совпадают с течением болезни;

— опытные специалисты говорят: «Первый раз встречаюсь с подобным случаем»;

— первичный диагноз — очень редкое заболевание;

— мать не удовлетворена выводом об отсутствии патологии;

— мать располагает большим количеством медицинских сведений;

— симптомов нет, когда рядом нет матери;

— очень заботливая мать, которая под разными предлогами отказывается оставить своего ребенка хотя бы ненадолго;

— привычные методы лечения не дают результата.

 

Можно заметить, что при желании и заинтересованности в поведении (например, «мать располагает большим количеством медицинских сведений» или «очень заботливая мать, которая под разными предлогами отказывается оставить своего ребенка хотя бы ненадолго») и положении («Матери, вызывающие у детей болезни, как правило, страдают от недостатка психологической поддержки. Они часто несчастливы в браке») многих матерей разглядеть признаки этого симптома нетрудно.

В последний год увеличилось количество случаев обращений женщин, которым социальные службы Израиля приписывают наличие этого синдрома и на основании этого считают их опасным для детей, которых и изымают из семей в интернаты.

Схема выдумана несложная:

Женщина обращается к неврологу, обычно по требованию школы или детского сада. Невролог (это может быть детский психолог или какой-либо другой работник области «душевного здоровья») осматривает ребёнка, а после того, как мама с ребёнком покидают его кабинет, пишет донос в социальные службы, в котором сообщает, что такая-то гражданка страдает по его мнению синдромом Барона Мюнхаузена. После этого социальные службы начинают процесс изъятия ребёнка из семьи.

При этом нарушаются следующие законы и правила внутренней этики врачей.

- Для того, чтобы поставить такой диагноз, необходимо продолжительное наблюдение за пациентом, получасового (в лучшем случае) общения с ребёнком недостаточно для того, чтобы поставить его матери диагноз «синдром Барона Мюнхаузена»

- В Израиле действует закон секретности, не позволяющий информировать посторонних лиц о каких-либо подробностях болезни или данных пациентов.

- Во всех случаях, которые рассказывали нам пострадавшие, они сами не обращались к врачу, а приходили к нему с несовершеннолетним ребёнком. Раздача диагнозов людям без факта обращения их к врачу является грубым нарушением врачебной этики.

 

Но всё это с лихвой покрывает закон «о доносительстве», также действующий в Израиле, согласно которому любой гражданин Израиля обязан доложить о любом случае потенциальной опасности, грозящей несовершеннолетнему ребёнку.

Одно из таких дел – нашумевшее дело семьи, из которой отняли 2-х детей на основании подозрения синдрома Мюнхаузена.

http://www.zman.com/news/2012/01/05/117652-print.html

Любопытно высказывание «пкиды саад», занимающейся делом этой семьи со стороны социальных служб: «Зе мератэк». В переводе на русский: «Это захватывающе, увлекательно». Осталось не разъяснённым, что именно считает «захватывающим и увлекательным» социальная работница. Скорее всего то, что подобный диагноз при желании можно приписать 90% женщинам Израиля, ведь многие «располагают большим количеством медицинских сведений» и «очень заботливые матери», а некоторые «страдают от недостатка психологической поддержки» и «несчастливы в браке.» Ведь если хорошо «раскрутить» механизм выявления синдрома Барона Мюнхаузена, то количество интернатов для изъятых детей, можно будет увеличить существенно, также как и суммы дотаций на содержание этих интернатов и зарплаты работающим там специалистам.

Это дело попало в СМИ, но оно не единственное дело по «синдрому Барона Мюнхаузена». За последний год к нам обратились 3 семьи с очень похожими историями. Схожесть схем обвинения пострадавших, даже само «диагностирование» наводит на мысль о том, что социальные службы отрабатывают ещё одну стандартную схему изъятия детей из родных семей с целью пополнения интернатов.

Теперь советы:

Как можно минимизировать опасность попадения в ситуацию, при которой ничего не подозревающей матери, пришедшей со своим ребёнком в неврологу, ставят этот диагноз и отправляют донос прямиком в социальные службы:

- Обращайтесь к врачам, с которыми знакомы ваши знакомые и к которым есть хорошие рекомендации.

- Записывайте на диктофон происходящее в кабинете врача.

- Если Вы узнали о том, что Вам «приписали» подобный синдром, обращайтесь к независимому специалисту за опровержением.

То что возникают новые и новые схемы изъятия детей из родных семей с целью пополнения интернатов наводит на мысль о том, что просто необходима независимая коммисия, которая бы рассматривала дела таких семей ещё до того, как этими делами начинает заниматься суд и которая состояла бы и из адвоката и из независимых специалистов области «душевное здоровье». Прежде всего с целью определения, насколько нарушены этические нормы и законы при «составлении» дела.

Второе поколение репатриантов

Отправлено 18 дек. 2011 г., 7:39 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 18 дек. 2011 г., 7:40 ]

Молодость счастлива тем, что у нее есть будущее (Николай Гоголь)

Факты и статистика

Общаясь по работе с русскоязычными подростками, я часто задумываюсь, почему дети репатриантов чаще коренных израильтян (сабр) прогуливают школу, больше отстают в учебе и часто уходят в армию без полного аттестата зрелости (багрута)? Хотя эта проблема касается  не только русскоязычных.
Исходя из отчета д-ра Шломо Свирского и Итая Шварца из  правозащитного центр «Адва», лишь 44.9% 17-летних юношей и девушек в Израиле в 2005 году учились достаточно хорошо, чтобы получить аттестат зрелости. Согласно отчету Министерства образования, это право имели в 2005 году 51.7% израильских школьников. У «Адвы» и Минпроса также разнятся сведения о том, насколько снизился процент имеющих право на аттестат зрелости по сравнению с 2004 годом - соответственно 2.9% и 2.4%. Наибольший процент имеющих право на аттестат зрелости - в благополучных семьях и населенных пунктах с социально-экономической точки зрения. Там он составляет в среднем 67.4%.

Это статистика была сделана для всех детей страны и процент получения аттестатов, как мы видим, снижается с каждым годом, а положение детей репатриантов становится просто катастрофическим.

С чем связано то, что наркологические клиники переполнены русскоязычными пациентами? Например, исходя из доклада доктора Амнона Михаэль директора терапевтического сообщества «Дерех» более 46% пациентов выходцы из стран СНГ или их дети., из доклада клинического криминолога Эйтана Села директора терапевтического сообщества «Иланот» 66% пациентов выходцы из стран СНГ или их дети, из доклада доктора Эти Гонен директора терапевтического сообщества «Малькишуа-подростки» 53% пациентов дети репатриантов и это исходя из расчета, что население выходцев из бывшего СССР и стран СНГ в пять раз меньше остального населения Израиля.

Причины, по всей видимости, разные, которые можно объяснять теоретически. Что, мол, репатриация нелегкое бремя, и через это проходили все предыдущие репатриации. Что репатриантам из СНГ еще и повезло, ведь они приехали в уже построенную страну и т.д.
Не отрицаю тот факт, что существуют социально устроенные семьи репатриантов, удачно решившие квартирный вопрос и дети, не имеющие проблем в школе, получившие аттестат и  хорошее образование. Но этот процент не велик и поэтому  речь пойдет именно о семьях из группы риска или в беде.
С началом учебного года портал IzRus обратился к ряду политиков и работников системы образования с вопросом, какие основные проблемы встают в школах перед детьми из "русских" семей.
Доктор Марина Солодкина (депутат Кнессета от партии "Кадима") ответила на вопрос так: Цифры, которые сейчас предъявляются, на всех заседаниях, мало соотносятся с реальностью. На самом деле, ситуация намного хуже, особенно в сфере получения аттестатов зрелости. Мы оказались в ситуации перевернутой пирамиды. 67% взрослых из алии 90-х имеют свыше 15 лет образования. Среди более молодого поколения этот показатель – менее 30%, и неуклонно снижается. Если мы не вернемся к уровню стран исхода, то "русских" ждет участь второго поколения выходцев из восточных стран.
А также другие политики и работники образования, а именно  Мила Спивак (директор школы им. Иоанны Жаботинской); Алекс Миллер (вице-спикер Кнессета, член парламентской комиссии по образованию); Эли Зархин (директор Израильской ассоциации в поддержку детей-репатриантов); Михаил Едовицкий (глава отдела еврейского образования на русском языке в Сохнуте, автор книги "Дети репатриантов в системе образования"); Роман Шнайдер (школьный консультант и преподаватель истории в гимназии "Реалит" Ришон ле-Циона) поделились фактами и статистическими данными о проблемах которые встают перед детьми из русских семей.

Причины и следствия


Однако хочется поговорить о причине, с которой непосредственно сталкиваешься день изо дня. Потому как теоретическое объяснение ситуации не особо помогает, а здесь необходимы конкретные практические действия, причем со стороны государства. Давайте разберемся в этом вопросе и обсудим ситуацию, которая легко складывается в цепочку.

Одна из них - это остро стоящая проблема квартирного вопроса и социальной неустроенности большинства репатриантов. Положение семей, живущих в бедности,  имеет прямое влияние на получение аттестата зрелости и воспитание детей. Отсутствие своего жилья и нереально завышенные цены на съем жилых помещений, услуг и базовых товаров потребления, вынуждают родителей работать с утра до ночи на низкооплачиваемых работах, а если это мать одиночка, то положение вообще становится катастрофическим. Подростки часто вынуждены подрабатывать  после школы вместо того, чтобы учить уроки, избавляя тем самым семью от лишних расходов на самих себя. Такое положение  приводит к недостатку внимания к своим детям. У родителей, даже при огромном желании, просто нет возможности участвовать в жизни своих детей. Общение между ними сведено к минимуму и формализовано. Пытаясь обеспечить выживание своей семьи, родители вынуждены перекладывать ответственность за воспитание на школу, либо совсем игнорировать воспитательный и образовательный процесс. Понятно, что не все дети самостоятельны, большинству из них требуется родительское внимание и контроль.Бывают трудные дети, а бывает, что дети становятся трудными именно из за этих причин.

Сегодня на работе в беседе с 15 летним подростком, я в очередной раз увидел слезы. Он рассказывал о том, что маме нужно много работать, ведь она одна, а за квартиру нужно платить много: “ Я так устал все время быть один и видеть свою маму только по выходным. Просыпаюсь ее уже нет, прихожу домой после улицы она уже спит”.

Как хочется помочь этому мальчику, но понимая свое бессилие, просто слушаю и успокаиваю. А как помочь?!  Таких подростков много и они все нуждаются во внимании своих родителей.

В школе со стороны учителей и консультантов, часто можно услышать обвинения в адрес таких родителей: “Что это за родители такие, совершенно не занимаются детьми”.
Можно ли считать эти обвинения оправданными. Да конечно, родители плохие! А что же сделало их таковыми? Неужели они по собственной воле взяли и отказались от своих детей?

Я думаю сегодня уже всем понятно, что проблема квартирного вопроса, социального неустройства и то, что за съем квартиры и услуги нужно отдавать большую часть зарплаты, негативно влияет на уровень жизни и эмоциональное состояние в семье. Ипотеку взять нет возможности, не имея хоть какой-нибудь сумы в наличие, да и приобретение квартиры, также загоняет семью в нескончаемые долговые рамки и обязательства. О накоплениях вообще не может идти никакой речи, когда еле-еле сводишь концы с концами, нет возможности выбраться из минуса в банке, приходится брать ссуду на ссуду, случаются и аресты счетов у некоторых семей. Надежда иметь собственное жилье постепенно умирает, годы идут, а дети вырастают, чтобы повторить судьбу своих родителей репатриантов и продолжать пополнять ставки чернорабочих. Потому что, когда молодой человек демобилизуется из армии без аттестата, то  у него практически нет шансов устроиться на нормальную работу, везде сегодня требуют наличие аттестата, тем более идти учиться в высшие учебные заведения, хотя он на это способен. На восстановление аттестата или его дополнения, у многих  не хватает средств и времени, что и приводит к отчаянию и депрессии от собственной нереализованности. А отчаяние и депрессия может привести к алкоголизму или  наркомании. По сути, дело повторение участи репатрианта, который там был инженером, а здесь стал охранником на входе в магазин.

Пирамида потребностей

Становится немного понятно, почему семья не заботится о будущем своих детей во время школьного периода. Подобное поведение также легко объяснить, если мы вспомним «Пирамиду потребностей Маслоу».

 Это визуальная и несколько упрощенная иерархическая модель потребностей человека. В основании находятся жизненно необходимые потребности (голод, жажда, одежда, жилье, воспроизводство рода), выше располагаются потребности, переходящие с физиологического уровня к духовному. Согласитесь, тяжело думать о возвышенном на пустой желудок или, находясь в страхе остаться на улице.

На первом, базовом, уровне находятся все жизненно необходимые расходы. Питание (продукты); проживание (коммунальные услуги); транспортные расходы; образование детей.

На втором уровне, назовем его «уровнем безопасности»,  могут обосноваться платежи по страховкам – медицинской, накопительной, а также по накоплениям на счете «подушки финансовой безопасности».

Третий уровень, социальный, включает в себя траты на подарки родным, близким и друзьям, пожертвования на благотворительность, походы в гости или траты на принятие гостей у себя, поездки на шашлыки на дачу и т.д. – то есть все те траты, которые сопровождают нас при общении с другими людьми.

Четвертый уровень, уровень «потребность в уважении» по Маслоу, может включать в себя такие платежи, как повышение собственного образования путем посещения курсов, тренингов и семинаров, покупка обучающей литературы, занятие спортом для поддержания себя в надлежащей форме и все те расходы, которые связаны с нашим личностным ростом.

И, наконец, пятый уровень – это траты на наше любимое дело, на наше хобби. Конечно, без этих трат можно обойтись, но это наиболее важная часть нашего «Я», дающая ощущение счастья. Вы хотите отказаться от него? Смешной вопрос, особенно для тех граждан страны о ком написана эта статья, когда на первый, базовый уровень, приходится основная масса всех трат, а иногда и все 100%.Об остальном удовлетворение нет возможности даже мечтать.

В случае если люди находятся на низких уровнях пирамиды, родители или мать одиночка, которые заняты удовлетворением базовых потребностей, не в состоянии думать о будущем. Они полностью погружены  заботами сегодняшнего дня и находится во власти инстинкта выживания.

Помощь государства

Министерство абсорбции не помогает этим семьям. Срок действия прав репатриантов на любую помощь, в том числе получении государственного жилья составляет 10 лет со дня репатриации. По истечении 10 лет обслуживание репатриантов, отвечающих критериям Министерства абсорбции, переходит в компетенцию Министерства строительства Израиля. Министерство строительства осуществляет проверку прав на получение помощи в решении жилищного вопроса для тех репатриантов, обычный срок действия прав которых истёк (по окончании 10 лет их пребывания в Израиле), в соответствии с законами и правилами. Помощь на съем жилья предоставляется в том случае, если репатриант достиг пенсионного возраста и получает пособие по старости с социальной надбавкой. Поэтому если ребенка привезли в Израиль в маленьком возрасте, будучи подростком, он уже не считается репатриантом и до пенсии далеко, соответственно ему и его семье не полагается никакая помощь со стороны Министерства абсорбции и строительства. А какую помощь может оказать Министерство образования в этом случае?
Более того шесть тысяч репатриантов  получивших по приезду "Сохнутовскую ссуду или ссуду на абсорбцию",помощь от государства которую они не в состоянии выплатить до сегодняшнего дня. По словам Министра абсорбции Софы Ландвер, многие репатрианты даже не представляли, что ссуда не является подарком. "Люди узнали об этом, лишь, когда выяснилось, что на них "висит" долг с огромными процентами, который надо возвращать, а возможности это делать, у них нет. Еще на посту председателя комиссии Кнессета по обращениям граждан я столкнулась с тысячами таких случаев. Сказала Софа Ландвер в своем интервью на портале IzRus.
Дети репатриантов  рассматриваются как коренные израильтянин и семьи уже не считаются репатриантами, а значит и помощь уже не нужна.  Разве репатрианты по своей воле оказались в особых условиях, заметно отличающихся от условий старожилов и уроженцев страны. Мало кому давали социальное жилье (амидар), как коренным израильтянам. Мало кого принимали на работу в госсекторе с постоянством (квиют) и социальными условиями. Если репатрианты покупали квартиру, то влезали, тем самым, в кабальные ссуды. Работать надо с утра до ночи, чтобы  покрывать эти ссуды, да и в большинстве случаев продолжать работать на самых непрестижных работах,  держась за них, при этом,  руками и ногами. Репатрианта очень просто уволить постоянства ведь нет, он может легко попасть под сокращение или производство на котором он работает может обанкротиться, а долги и ссуды превращают увольнение в настоящую трагедию, потому что если не найти вовремя новой работы, можно и квартиры лишиться, и вообще оказаться на улице. У репатрианта даже нет старых родителей с собственной квартирой, к которым можно переехать на время, в случае подобных проблем. Родители репатрианта, порой сами находятся в тяжелом квартирном и финансовом положении, а иногда и вообще на иждивении, так же как и дети. Вот репатриант и идет работать куда угодно, лишь бы с голоду не умереть и на улице не остаться, а если еще и есть дети, то ответственность и  страх увеличивается вдвойне.
Разве это так, разве коренные израильтяне страдают от квартирного вопроса больше, чем репатрианты, разве социальная неустроенность коренных израильтян подобна репатриантам? Возможно, эти вопросы требуют тщательной проверки, несомненно, существуют коренные израильтяне, живущие за чертой бедности, социально не устроенные и без квартиры. Я всего лишь пишу о фактах, с которыми сталкиваюсь, работая  с детьми репатриантов, и большинство из них имеют именно эти проблемы – квартирный вопрос и социальное неустройство. Это прямая взаимосвязь социальное неустройство -значит низкая зарплата, отсутствие жилья-значит высокая трата. Все это хорошо, если бы родители работали во благо своих детей, для того чтобы детям было легче в будущем, но когда дети повторяют участь своих родителей, становится очень печально. А ведь в бывшем СССР и странах СНГ еврейские дети считались самыми умными и способными.

Единственным выходом иногда остается обратиться в Министерство социального обеспечения, а это рассматривается многими репатриантами как постыдный акт, ведь  важность мнения окружающих так присуще советской ментальности”не выносить сор из избы”, да и мало кто из репатриантов верят в реальную помощь этого министерства, а многие еще и бояться. Особенно после случаев, когда нормативные семьи обращались к социальным работникам за помощью, а у них в место этого отбирали детей. Как раз по этому поводу неделю назад, состоялось восьмое заседание парламентского лобби по теме "Борьба против изъятия детей социальными службами из нормативных семей" под председательством депутата Кнессета доктора Марины Солодкиной.
А чем может помочь это министерство? Разве оно может удовлетворить базовые потребности людей, понизить цены на питание и товары первой необходимости, проживание и коммунальные услуги, транспортные расходы(цены на бензин), детские сады и образование детей? Разве оно может решить квартирный вопрос, бороться с социальной несправедливостью, монополием и олигополием? Это уже напоминает татаро-монгольское иго, которому народ регулярно платит дань и эта дань все время повышается.
В этом деле может помочь только правительство и законодатели, если будут выбивать права для своих избирателей. На примере партии ШАС, которая борется за права своих избирателей и поэтому регулярного  отчисляются средства религиозному сектору страны и уделяется большое внимания религиозному образованию, и народ будет, стоят в очереди, чтобы отдать свои голоса за партию которая заботиться о них. Кто же будет, также как ШАС, уделять внимание нуждающимся репатриантам, репатриантам второго поколения, решением социальной неустроенности и квартирного вопроса, заниматься поправками и переменами в системе образования. Любое образование должно поощряться, не только религиозное и оно явно нуждается в переменах. Если дети призываются в Армию, без аттестата зрелости и государство смотрит на это с закрытыми глазами, значит, мы постепенно приближаемся к странам третьего мира, ведь это и есть будущее нашей страны. Нельзя считать всех репатриантов из СНГ успешными и устроенными, сегодня мы видим, что и среди них есть сильно нуждающиеся, неспособные просить о помощи и вынужденные выживать. Все это отражается на детях, на репатриантах второго поколения. Ведь они, по сути дела, являются лакмусовой бумажкой и отражают всю сложность ситуации.

Уроки истории

Подобную сложность ситуации отразили дети репатриантов из Морроко, когда именно второе поколение начало бороться за свои права. От безысходности положения в марте 1971-го, группа молодых ребят из Мусрары Саадия и Рафи Марциано, Хава Фогель, Реувен Аберджил, Кохави Шемеш, Хаим Турждеман, Эди Малка, Морис Кабилио, Эли Авиказар, Давид Леви, Эли Охайон, Ави Бардуго Хаим Турджеман, Чарли Битон и еще несколько десятков их товарищей создали движение “Черные пантеры“.
Потому что каждый раз, когда в Израиле начиналось движение общественного протеста и возникало требование пересмотреть социальные отношения, тут же случалась какая-нибудь война, и интерес общества отвлекался на традиционные темы войны и мира. Вопросы социальной справедливости, борьбы с дискриминацией и многие больные вопросы общественной жизни вновь оставлялись “на потом”.
Все началось 13 апреля 1971 года, когда Голда Меир встречалась с “Пантерами” в канцелярии главы правительства. На встрече ребята пытались говорить о бедах общины, о жилищной проблеме, безработице, наркотиках, бедности. Подобные встречи и демонстрации и многие другие отчаянные попытки, обратить на себя внимание правительства, которые не привели к решению вопроса, но зато, в конечном итоге, привели к восстанию избирателей 17 мая 1977 г., первому политическому перевороту в Израиле. Правый блок “Ликуд” во главе с Менахемом Бегиным получает 43 мандата, а Авода с Шимоном Пересом – 32. Более 75 процентов избирателей Ликуда были выходцами из восточных общин.
В брошюрке, выпущенной обществом “Шатиль”, содержится статья Григория Котлера “Пантеры черные и белые”, где проводится тезис о том, что сегодня кварталы бедноты на четверть, а то и на половину заселены русскоязычными, которых не выведешь ни на баррикады, ни на демонстрации. Автор, занимающийся русскими делами в “Новом израильском фонде”, пишет, что “они (русские) будут тихо обсуждать дела на кухнях и также тихо  ходить голосовать и сваливать правительство”. Предсказание, как известно, вещь рискованная, но несомненно, русские могут сегодня свалить правительство, если повержена монополия одной партии и гегемония одной идеи, то немалая заслуга в этом “Черных пантер”, отметивших свое 40-летие в Иерусалимском университете. (Из статьи Михаэля Дорфмана, 2003)
Почему же мы не учимся из прошлого, неужели это история нашей страны не является уроком для правительства нашего государства? Или для решения вопроса необходим политический переворот? До выборов осталось немного времени, кому же репатрианты и их дети отдадут свои голоса?


Выход есть

Помимо решения квартирного вопроса, социальной неустроенности и снижением цен на базовые товары потребления, необходима помощь в образовании репатриантов второго поколения и их семьям. А именно: в первую очередь, делать регулярную статистику о положении в системе образования страны, статистику социально-экономического положения школьников и уровня знания иврита у школьников (чтобы ни у кого не возникало вопросов и отрицания о необходимости перемен и решения); создавать и финансировать новые социальные и образовательные проекты; повышать квалификацию педагогов и расширять ставки (в каждой школе по социальному педагогу); выдавать стипендии нуждающимся и способным школьникам; создавать специализированные классы для детей с не достаточным знанием иврита (особенно для предметов требующих высокое знание иврита как: лашон, сафрут, танах и история); поголовно  предоставлять желающим возможность для изучения недостающих предметов для аттестата во время службы в армии, для тех ребят, кого призвали в армию без полного аттестата зрелости; предоставлять льготные, безвозмездные  стипендии и ссуды для обучения в ВУЗах страны (помимо армейской, которая рассчитана на первый год обучения); льготная оплата коммунальных услуг студентам и льготная ипотека для приобретения жилья начинающим сотрудникам, впервые годы после окончания ВУЗа.
Несомненно, подобное решение может вызвать бурю негодования среди остальных нуждающихся граждан страны и даже среди депутатов Кнессета, но ведь с чего то, надо начинать! Пусть это будет началом льда, который, наконец- то тронется. И повлечет за собой дальнейшие перемены. Не надо забывать также, что положение семей,  имеет прямое влияние на воспитание детей и получение аттестата зрелости, поэтому необходимо помощь нуждающимся и не функционирующим семьям. Мы не сможем помочь детям без сотрудничества с родителями, поэтому помощь нужно оказывать всей семье, а не только ребенку. Эту ответственность должно на себя взять Министерство образования и не разводить плечами, посылая семьи к социальным работникам или другие инстанции, а именно отдел социальной педагогики (кидум ноар), который практический не функционирует из за отсутствия финансирования и прочих проблем министерства. Министерство образования должно нести ответственность за детей до 18 летнего возраста, сотрудничая с другими министерствами и инстанциями, и передавать детей в армию с отчетом и рекомендациями. Нам необходимо обеспечить стану грамотными и образованными гражданами, соответственно специалистами. Именно на молодое поколение должна быть сделана ставка.

Дети репатриантов способные и легко могли бы стать представителями управления нашей страны, занимать руководящие должности или внести свой умственный, профессиональный и культурный вклад в развитии нашего государства. Как же мы оказались в ситуации перевернутой пирамиды, о которой говорила доктор Марина Солодкина в своем интервью.
Ведь большинство семей репатриировались в Израиль ради своих детей, для того, чтобы у детей было лучшее будущее. Вместо этого детям приходится прогуливать школу, отставать в учебе и часто уходить в армию без полного аттестата зрелости. Бывают случаи, когда дети вообще уходят со школы после десятого класса, выбираю работу, как альтернативу. А некоторые скатываются до преступности и употребления, различных психоактивных веществ ,пополняя ставки  чернорабочих, по сути дела повторяя участь своих родителей репатриантов первого поколения, так и не сумев воплотить свои таланты, способности и мечты в жизнь. Каким же будет третье поколение репатриантов?

Влад Богуславский
Источник: rugeneration.com

Общие рекомендации нормативным семьям. Часть 3 “Повод для изъятия всегда найдется”.

Отправлено 23 сент. 2011 г., 10:20 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 23 сент. 2011 г., 10:24 ]

Мы продолжаем серию публикаций на тему рекомендаций нормативным семьям, которые помогут правильно реагировать в случаях, когда социальные службы начали какой-либо процесс или завели уголовное дело против нормативной семьи.

Анализируя ситуации семей, которые обращаются к нам за помощью, мы стараемся исследовать не частные случаи, а подмечать тенденции и работать ради изменения ситуации комплексно. История пострадавшей, которая к нам обратилась, показывает нам очередную проблему, которая стала поводом для изъятия ребенка из нормативной семьи и это как раз одна из тех тенденций, с которыми необходимо бороться.
 
Женщина поссорилась с родственником мужа. Ссора произошла вне дома и закончилась тем, что родственник мужа толкнул женщину и она, как это принято в Израиле, подала жалобу на него в полицию.

Эта женщина вместе со своим мужем являются родителями несовершеннолетнего ребёнка и через некоторое время их вызвали в отдел социального обеспечения, где социальная работница поставила вопрос об изъятии их ребёнка из семьи и передаче его в интернат. Вот так безосновательно и сразу.

Когда удивлённые и недоумевающие родители спросили, на каком основании ставится этот вопрос, социальная работница заявила, что в семье царит насилие и это пагубно отражается на ребёнке, поэтому его необходимо изолировать от семьи.

Сначала родители не поняли о чём идёт речь, а социальная работница отказывалась рассказать, на основании чего она делает свои выводы. Позднее они выяснили, что поводом для предлагаемого перевода ребёнка в интернат на постоянное проживание является конфликт произошедший с родственником мужа. Родители стали объяснять, что вышло недоразумение, что нет никакого насилия у них в семье, что конфликт произошёл в другом месте и не между мужем и женой. Но социальная работница настаивала на том, что атмосфера в семье способствует развитию насилия у ребёнка.

В отчёте о встрече, написанном в отделе социального обеспечения ни слова не сказано о том, что именно, где и с кем произошло, однако несколько раз повторяется фраза о том, что в семье царит насилие между мужем и женой и это пагубно отражается на ребёнке.
 
Женщина потребовала отчёт и получила его аргументируя своё требование законом «О свободе информации», после чего она подала жалобу на социальную работницу её начальству, к которой приложила жалобу в полицию, отчёт о встрече, из которого было видно, что факты искажены. Подобную же жалобу она отправила государственному контролёру и пригрозила социальной работнице, что эта история попадёт в СМИ. Эти простые действия остановили неблагоприятное развитие истории и социальные службы оставили семью в покое.

В данном случае причиной попытки изъятия ребёнка из семьи и перевода его в интернат стал факт подачи жалобы в полицию. Однако, детали этой жалобы были полностью искажены и конфликт между женщиной и родственником мужа превратился в бумагах социальной работницы в проблему насилия в семье, от которого она и собиралась «спасать ребёнка», не принимая от родителей никаких объяснений и доводов.
Мы рекомендуем в подобных случаях родителям:
  • Детально разобраться, в чём конкретно обвиняют семью и на основании чего построено это обвинение. Родители вправе получить эту информацию как из социальной службы, так и из полиции.
  • Если факты искажены или представлены в неполном виде, то следует незамедлительно реагировать, представить необходимые документы, справки, отчеты и прочее ответственным лицам, начальству.
  • Сам факт возникновения такой ситуации сигнализирует о том, что родителям надо готовиться к суду (хорошо, если до этого не дойдет, как в нашей истории), поэтому каждый шаг должен сопровождаться официальными бумагами, письмами.
  • Необходимо жаловаться официально всем вышестоящим инстанциям, начальникам отдела социального обеспечения, в муниципалитет города, государственному контролёру.

Публичность, гласность и активная позиция родителей - это сильная их сторона в защитном деле за своих детей, семью и свое будущее, поэтому необходимо дать понять всем участникам, что данное дело не будет оставлено без разбирательства и произвол будет остановлен.
Мы желаем родителям не попадать в подобные ситуации и помнить, что любая и с виду безобидная ситуация с вами и вашими детьми в одночасье может превратиться в повод для изъятия детей из семьи.

Общие рекомендации нормативным семьям. Часть 2. Схема подмены причины следствием.

Отправлено 11 сент. 2011 г., 8:05 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 11 сент. 2011 г., 8:09 ]

     Мы продолжаем серию публикаций, содержащие рекомендации нормативным семьям, которые помогут правильно реагировать в случаях, когда социальные службы начали какой-либо процесс или завели уголовное дело против семьи.

Анализируя ситуации семей, которые обращаются  к нам за помощью, мы увидели одну интересную схему, в которой причина и следствие меняются местами и одно выдаётся за другое.

Гражданка Израиля Н. обратилась в отдел социального обеспечения с просьбой помочь её ребёнку получить субсидируемую продлёнку «мааданит». Мама аргументировала эту просьбу тем, что они с мужем вынуждены много работать и не хотят, чтобы их ребёнок оставался без присмотра и занятости в послеобеденные часы.

Служащая отдела социального обеспечения сразу же откликнулась на просьбу и вскоре ребёнок стал посещать «мааданит». Спустя некоторое время родители заметили изменения в поведении ребёнка и вскоре стало ясно, что их ребёнок посещает «мааданит» для детей с особенностями психики, несмотря на то, что ребёнок полностью здоров и не имеет никаких психиатрических диагнозов. Никто не сообщил родителям этого ребёнка о том, что «мааданит», в который его оформили, относится к «специальному» образованию и его посещают дети с проблемами поведения. Родители же, недавно приехавшие в Израиль, просто не догадались этим интересоваться.

Родители решили забрать ребёнка из этого «мааданита», но пока обдумывали, пытались связаться с социальной работницей для получения разъяснений, им сообщили, что социальные работники установили связь со специалистами из школы, где обучался ребёнок и собираются переводить ребёнка в другую школу – школу, которая относится к «специальному обучению».  Когда удивлённые родители спросили, на каком основании их совершенно нормативный ребёнок будет учиться в школе для детей с проблемами поведения, социальная работница сказала, что совершенно здоровые дети не посещают тот «мааданит», который уже пол года посещает этот ребёнок и это и является доказательством того, что ребёнку необходим специальный подход.

К счастью, социальные работники нарушили слишком много законов и внутренних правил работы в случае с этой семьёй. Когда стало понятно, что родителям это известно и они не собираются молчать, дело «спустили на тормозах» и семью оставили в покое.

Схема: В данном случае причиной попытки перевода здорового ребёнка в «специальное образование» стал тот факт, что ребёнок уже посещал продлёнку того же профиля. В такую продлёнку его определили, пользуясь неосведомлённостью родителей.

На что нужно обращать внимание родителям:

Следует всегда тщательным образом узнавать, какую именно школу, продлёнку предлагают Вашему ребёнку. Не нужно стесняться спрашивать, какой контингент посещает то или иное учебное заведение, к какому профилю оно относится. Если речь идёт о продлёнках, то сначала следует посетить эту продлёнку во время её работы и позадавать вопросы тем работникам, которые там работают.

Куда жаловаться, если ребёнка, не имеющего никаких оснований для обучения в «специальном образовании» уже вовлекли в процесс перевода в «специальное образование»?

Жалуйтесь Гос Контролёру.

«Государственный контролер Миха Линденштраус начал расследование подозрений, согласно которым некоторые школы переводил учеников в классы для детей с особыми потребностями ("хинух меюхад") без необходимости, чтобы получить от министерства просвещения дополнительные субсидии.»

http://www.newsru.co.il/israel/22aug2011/hinuh305.html

http://www.newsru.co.il/israel/28aug2011/school302.html

Открытое письмо семьи Хаимов к Министру образования Гидону Саару

Отправлено 14 авг. 2011 г., 8:22 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 14 авг. 2011 г., 8:24 ]


Уважаемый Гидон Сар,
Я, Хаимова Белла, обращаюсь к Вам лично с просьбой оказать содействие в проблеме, связанной с образованием моей дочери Элы.
Эле сейчас 9 лет. В двухлетнем возрасте ей поставили диагноз аутизм и в течении следующих 4 лет она посещала специальный детский сад «Алия», ориентированный на развитие детей аутистов.
Когда пришло время определить Элу в школу, на заседании распределительной комиссии (ваадат асама) постановили, что ей подходит школа «Лотэм» в Реховоте. Однако Министерство Образования решило, что школа «Декель» в Лоде очень похожа на школу «Лотэм» по своему профилю, но находится ближе к нашему месту жительства и Элу определили в школу «Декель».
В течении учебного года выяснилось, что школа «Декель» - это школа для детей с отставанием в умственном развитии, а не школа для аутистов. После года посещения этой школы я обнаружила, что моя дочь не только не прогрессирует в развитии и в усвоении учебных знаний, но и сильно деградирует. Она стала бить и кусать себя, кричать, вытирать пол руками и затем облизывать их. До обучения в школе «Декель» моя дочь уже не пользовалась подгузниками, а после года пребывания в этой школе, она стала справлять естественные потребности под себя. Среди её одноклассников многие так делают и Эла стала подражать им.

После года такого кошмара я решила перевести дочь в школу «Лотэм», куда и определила её распределительная комиссия с самого начала. Я подала документы в феврале 2010 года, аргументируя свою просьбу тем, что школа «Декель» совершенно не подходит моей дочери и регулярное посещение неподходящей среды является причиной сильной деградации Элы.
В 2009 году я по настоятельному совету школы “Декель” обратилась с просьбой в учреждение «Адар» с просьбой проверить Элу на умственное отставание. Результаты проверки показали аутизм с лёгким умственным отставанием. Однако, важно отметить, что в процессе учёбы в школе «Декель» не обращали внимание на аутизм и обращались с Элой, как с умственно-отсталым ребёнком.
В апреле 2010 года я обратилась в центр лечения аутизма с просьбой провести Эле проверку частным образом и на основании её порекомендовать подходящий профиль учебного заведения. Специалист Дина Цахор провела такую проверку и в ее рекомендации было написано: “Эле рекомендуется посещать учебное заведение для аутистов, учебное заведение, где работают прежде всего с особенностями аутистов».
После получения таких рекомендаций, я подала результаты обоих проверок в Министерство Образования с просьбой определить моего ребёнка на обучение в подходящую ей школу. Однако, там приняли решение оставить Элу в школе «Декель», но даже не уведомили меня об этом. Все мои попытки получить ответ от них, звонки и письма оказались безуспешными.
Только спустя 5 месяцев, в конце августа, перед самым началом учебного года, мне пришел ответ, что никаких изменений произведено не будет и девочка останется в школе «Декель», несмотря на то, что Министерство Образование сделало по их словам всё возможное и невозможное для того, чтобы перевести девочку в подходящую для аутистов школу.
Когда я узнала об этом, то заявила о своём решении оставить дочь дома до тех пор, пока ей не будет подобрана подходящая школа. На сегодняшний момент моя дочь уже целый год дома. Она не посещает учебные заведения. Я сама занимаюсь её образованием, однако, я не специалист в области помощи аутистам. Моя дочь теряет драгоценное время, которое можно было бы потратить с пользой для её развития в подходящей ей школе.
Я продолжаю писать в Министерство Образования просьбы, чтобы получить возможность моей дочери учиться в школе для аутистов, но на мои письма никто не отвечает.
Я обращалась к мэру города. Но всё бесполезно.
Я готова через СМИ защищать свои права, бороться против чудовищной бюрократии, но я не могу позволить себе бездействовать в данной ситуации.
Я почти отчаялась и обращаюсь к читателям в надежде на хоть какую-то помощь или совет, который помог бы мне и моей дочери выбраться из этого омута.
С уважением,
Белла Хаимова,
Тел. 052-7378779

От интерната и лишения родительских прав - не зарекайся!

Отправлено 20 июл. 2011 г., 22:19 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 20 июл. 2011 г., 22:23 ]












        В сегодняшнем мире каждый может оказаться в ситуации, когда, будучи нормативным в полном смысле этого слова гражданином, в один прекрасный момент жизнь может перевернуться и возврата к прежнему образу жизни уже не. Каждый знает поговорку: "От сумы и от тюрьмы не зарекайся", но мало кто думает о том, насколька близко к каждому эта грань. Кризисы, катаклизмы, болезни, аварии, дурное влияние и прочее - может в один прекрасный момент изменить жизнь каждого. Все это относится к области обстоятельств, которые принято называть обстоятельствами непреодолимой силы, форс-мажорные обстоятельства, которые даже в арбитражном законодательстве фигурируют как факторы, требующие особого внимания - стороны берут на себя обязательства перед друг другом, но могут быть освобождены, если такие форс-мажорные обстоятельства не позволят сторонам их выполнить.

        Пусть читатели простят нас за столь длительное вступление, но мы вынуждены сегодня говорить о ситуациях, которые могут случиться с каждым из нас и могут испортить жизнь нам и нашим близким, а особенно, самому ценному, что у нас есть - нашим детям
Мы продолжаем публикацию историй пострадавших с целью ознакомить читателей с возможным риском, который берет на себя каждый родитель, отправляющий свое драгоценное чадо в образовательное учреждение. 

        Речь идет об истории одной мамы и 12-ти летнего подростка в одном из городов Израиля. Как бывает с подростками такого проблемного возраста, он стал меньше интересоваться учебой, стал пропускать занятия, стали проявляться интересы к одноклассницам. Никто не собирается оправдывать такое поведение, но это знакомо каждому, ведь все мы встречались с трудностями взросления и нежелания учиться и причины для этого у каждого были свои, однако выяснить это пожелала школьный психолог и направила подростка на обследование к психиатру. Никто не ожидал, что проведя короткую встречу с подростком в течении 3 минут, психиатр поставит диагноз ПДД в стадии аутизма.

        Так случилось, что у одного из членов нашей команды недавно прихватил аппендицит, однако такое рядовое заболевание, на диагноз которого действительно достаточно 5 минут, ушло мучительных для пациента 24 часа в самой передовой больнице Израиля, в "Адассе".

        Поэтому, мы не станем углубляться в особенности работы психиатра и изучение требований к постановке такого диагноза, как ПДД, мы также не будем говорить о том, что для этого требуется проведение серии обследований длительностью около часа, но мы лишь подчеркнем, что никакого профессионализма не достаточно, чтобы за 3 минуты поставить такой диагноз, особенно, если речь идет о возможных последствиях.

        И такие последствия наступили - подросток был направлен в специальный класс для таких учеников в той же школе. Теперь, каждое утро, приходя с друзьями в свою школу, он расставался с ними и шел в отдельный класс для детей с "особенностями психики" учиться по отдельной программе среди этих детей.

        Такие перемены не могли не отразиться на подростке отрицательно. Он стал замыкаться, перестал смотреть людям в глаза, ходил с низко-опущенной головой, стал сначала меньше общаться со своими бывшими одноклассниками, друзьями, а потом и вовсе, отказался общаться с кем бы то ни было, кроме своих родных.

        Нет ничего предосудительного в наличии специальных классов и отдельных программ или общения с детьми, имеющих "особенности психики", если бы речь не шла о погружении в эту среду совершенно здорового подростка, ставшим "больным" с легкой руки пресловутого психиатра.

        Мама подростка не могла спокойно наблюдать за тем, что происходит с ее ребенком и решила сделать повторную проверку. Для этого она обратилась частным образом к другому психиатру, который и опроверг ранее поставленный диагноз аутизма. Мальчик оказался совершенно здоровым и мама добилась его перевода в обычный класс, чему можно было бы только радоваться, однако, посещаемость мальчика не улучшилась.

        В следующем учебном году на встрече со школьным консультантом мама, вместо предложения помощи, услышала в свой адрес угрозы и обвинения в том, что она опасна для ребёнка, т.к. не хочет его лечить от болезни. Не понимая, что творит, мама подростка по требованию школьного консультанта обратилась к социальному работнику, которая инициировала судебное разбирательство, пытаясь лишить маму родительских прав и перевести подростка с специальный интернат.

        На данном этапе мама подростка обратилась к нашим консультантам, с ней была проведена разъяснительная беседа, мы пояснили ей, как себя вести в таких ситуациях, подпись под какими документами могут от неё потребовать, какие законы важно ей знать. Мы также посоветовали маме обратиться к частному психиатру, чтобы снова пройти обследование для ребёнка и получить ещё одно альтернативное мнение специалиста.

        Документ с диагнозом, подтверждающим отсутствие аутизма был получен и история закончилась положительно. Ребёнок был оставлен в обычной школе и ему была предложена реабилитационная программа. На сегодняшний день подросток полностью оправился от произошедшего. Он хорошо учится, снова стал общительным и весёлым. Мама выиграла суд, представив официальные документы от независимых специалистов и нейтрализовала все обвинения со стороны социальных служб, которые после этого оставили эту семью в покое.

        Суд постановил, что социальные службы не имеют оснований для того, чтобы забрать ребенка в интернат и, тем более, лишить мать родительских прав. Однако, в нашем законодательстве отсутствует возможность взыскать с тех социальных работников, которые принимают такие скоропалительные решения.

        Подводя итог, мы в очередной раз хотим подчеркнуть, что в делах, связанных с образовательными учреждениями и социальными службами нельзя занимать пассивную позицию. Преступная халатность врача нанесла существенный ущерб семье и непосредственно подростку. Социальные службы, как всегда, поспешили инициировать судебный процесс по изъятию ребёнка из семьи. 

История пострадавших: “Мой младший ребёнок пошёл в школу”.

Отправлено 12 мая 2011 г., 5:51 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 12 мая 2011 г., 5:55 ]

     K нам часто обращаются с проблемами родители, социальный статус которых можно определить, как группа риска, когда есть проблемы в материальном плане, неполные и нуждающиеся семьи. Однако, данная история о родителях, которые имеют высшее образование с подтвержденными дипломами, являются медицинскими работниками. В семье растут 2 сыновей, из которых старший подросток и младший недавно поступил в первый класс «Алеф» после детского садика для русскоязычных детей.

     Злоключения семьи начались в тот день, когда младший ребёнок повздорил с одноклассником и, как и водится у 6-летних детей, они немного подрались, хотя дракой это трудно назвать, они толкали друг друга. В какой-то момент выяснения отношений ребёнок из обратившейся к нам семьи потянул за штаны своего обидчика, ткань брюк врезалась мальчику в область паха, причинив ему неприятные ощущения и мальчик пошёл жаловаться учительнице. Дальше действия разворачивались как в идиотской комедии, за тем лишь исключением, что семье “обидчика” было далеко не до смеха.

     Консультант школы расценила произошедшее не иначе, как сексуальное домогательство, на место происшествия срочно был вызван следователь («хокер еладим»), который не удосужившись поинтересоваться, хорошо ли ребёнок понимает иврит, стал задавать ему вопросы следующего плана: «Трогал ли ты своего одноклассника за «буль-буль»? А дома ты трогаешь своего брата за «буль-буль»? А тебя дома трогают за «буль-буль»? А при тебе твои родители трогают друг друга и твоего брата и тебя за «буль-буль»?».


На все эти вопросы мальчик отвечал утвердительно. Он хотел, чтобы его поскорее отпустили снова на перемену и был уверен, что его спрашивают про то, подрался ли он или нет. Протокол был заполнен, у следователя имелись неопровержимые доказательства того, что школа выявила очередную семью сексуальных извращенцев. После всего этого позвонили родителям и потребовали их срочно явиться в школу, где и изложили им все “результаты” расследования.

     Пока родители пыталась придти в себя от шока, их по телефону вместе со старшим сыном вызвали в местное отделение полиции. Допрашивать решили подростка. Следователь в течении 2-х часов пытался убедить подростка в том, что всё время дома он проводит в оргиях при участии родителей и младшего братишки. Подросток с этим не соглашался. На пол летели книги, стулья. Следователь не бил ребёнка, но швырял с шумом предметы рядом.

     Непонятно, как продержался подросток, но своё участие в сексуальных оргиях он подтверждать отказался. Тогда следователь вызвал папу, который вместе с мамой ждали снаружи и прямым текстом сказал ему, что хорошо было бы убедить сына признаться. С этим сообщением обескураженный отец и вернулся к жене. Услышав об этом, мама вошла в кабинет следователя и громко стала выяснять у последнего, не добиваются ли в полиции того, чтобы их сын оговорил себя. Неожиданно следователь, возможно испугавшись громкого разговора на невыгодную для него тему, пошёл на попятную и стал говорить, что ни в коем случае полицейские не заинтересованы, чтобы кто бы то ни было оговаривал себя, они только хотят выяснить правду.

     После разбирательства семью отпустили. Всё бы ничего, да только после пережитого старший сын отказывается спать один в комнате, а доблестная полиция не собирается оплачивать психологическую реабилитацию подростку, который получил серьёзную травму во время допроса в отделении полиции.
После этих событий семья обратилась в Проект “Маген Мишпаха” и получила инструктаж в отношении того, как себя вести с социальными работниками, которые тем временем, активно пытались вмешаться в дело. Семья обратилась к адвокату, а в социальных службах возникла идея отправить младшего ребёнка в центр реабилитации малолетних преступников «на беседы».

     Дальнейшее обращение семьи к независимому специалисту по нашей рекомендации, подтвердило нормативность всех членов семьи и отсутствие каких-либо оснований для подозрений на сексуальные извращения. На этом основании, семья отказывается посылать своего шестилетнего ребёнка в центр реабилитации малолетних преступников. Родители и старший сын проходят подготовку с нашим инструктором к беседе в Центре для проверок (“Ширут Кцинат Мивхан”) и получают положительные результаты.

     Адвокат просит социальные службы перестать третировать родителей по телефону и требует посылать официальные письма с изложением соответствующих причин обращения, что привело к снижению количества обращений социальных служб к семье, а дело в полиции против старшего сына закрывают.
Эта история благополучно закончилась, если не считать полученные всеми членами семьи психологические травмы, а также понесенные затраты на адвоката и необходимую последующую реабилитацию.
     В этом деле, как и во многих других, мы усматриваем превышение полномочий и не профессионализм со стороны представителей служб:
  • Школьный консультант не разобралась в ситуации должным образом и запустила уголовный процесс против семьи.
  • Детский следователь, имея предвзятое отношение, не удосужился выяснить, понимает ли его ребенок и составил официальный протокол о сексуальном домогательстве.
  • Полицейский в поисках “правды”, оказал психологическое давление на ребенка, убеждая его признаться в том, что он участвует в семейных оргиях.
  • И, наконец, социальные службы поступили в свойственной им манере - давление, выражение протеста от привлечения частных специалистов и желание по-быстрому направить ребенка в центр реабилитации малолетних преступников.
     Однако, дело закрыто по причине невиновности семьи, а профессиональная диагностика показала отсутствие причин, на основании которых против ребенка и семьи был запущен уголовный процесс.
Семья победила, потому что была изначально невиновна, а также не потеряла твердой уверенности в этом в течении всего разбирательства. Ей также помог адвокат и обращение за консультацией к нам с последующим обращением к независимым специалистам.

     И если врачи дают клятву Гиппократа и несут ответственность за халатность, то социальные службы под флагом Ювенальной юстиции все чаще чинят произвол, калечат судьбы детей и семей, и не несут при этом никакой ответственности.

     Данная история, в очередной раз, доказывает необходимость изменения ситуации и требует проведения на законодательном уровне поправок, которые бы возложили персональную ответственность за принятые решения представителями социальных служб и системы школьного образования, а также ввели контроль над действиями социальных служб.

Русскоговорящие "дети обочин" в Израиле

Отправлено 4 мая 2011 г., 22:34 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 4 мая 2011 г., 22:37 ]

Можно считать , что массовая репатриация из бывшего СССР закончилась. Прошло уже 20 лет с момента ее начала, но проблемы, к сожалению, продолжаются. Теперь они перенеслись на молодое поколение. На тех, кто был привезён в Израиль еще ребёнком. Даже очень способные русскоговорящие дети, по разным причинам бросают школу. Об этом свидетельствуют результаты исследования центрального статистического бюро. Только 27% учащихся, выходцев из СССР, получают аттестат зрелости. По данным Министерства Образования «русскоговорящие» в два раза чаще, чем сабры прогуливают школу. Если быть точным, то исходя из исследования д-ра Риты Себер, 46% подростков выходцев из СССР регулярно прогуливают школу. Давайте попробуем разобраться в причинах этого печального явления.

Одна из причин нежелания посещать школу это пренебрежительное отношение , а порой и откровенное издевательство со стороны сабр. Часты случаи, когда сабры не хотят сидеть радом с русскими, не хотят есть с ними за одним столом. Нередко звучат оскорбления : «вонючий русский, гой, свиноед». «Русскоговорящие» платят в ответ тем же, затаив при этом обиду на долгие годы. Окружение детей становится «русским», отсутствует какой-либо источник получения информации о Израильской культуре, не читаются книги на иврите и не обогащается язык. Также нет возможности получить подобные знания из своих семей, потому что родители сами находятся в подобном положении. Не редки случаи, когда родители сами выражали злость и обиду на Израиль, тем самым настраивая детей против Израильского общества.

Незнание языка на подобающем уровне, значительно затрудняет понимание гуманитарных предметов. Непонимание приводит к нежеланию посещать эти предметы, что, в свою очередь, приводит к низкой успеваемости, отставании в учебе, к невозможности получить аттестат. Более того, требования по учебе к этим подросткам со стороны школы, такое же как к израильтянам родившимся в Израиле. Часто бывают случаи когда путают незнания языка на должном уровне с нарушением процесса обучения (дислекция, дисграфия, дискалькулия, гиперактивность, расстройства внимания и концентрации).

             Больше 30% репатриантов из бывшего СССР не считаются евреями по Галахе. Таким детям приходится скрывать это, стесняясь говорить правду, чувствовать себя виноватыми за то, что они не евреи. Слово “гой” для них связано с чем-то плохим, является ругательством, по своей сути. Многие подростки в целях защитить себя, демонстрируют свой протест, одевая крестики, публично празднуют христианские праздники. Закон о возвращении даёт право стать гражданином Израиля тем, кто не является евреем по Галахе. Все это знают. Но почему же общество так раздражается по этому поводу?

Вот итоги исследованию, которое я провел в нескольких школах среди «русскоговорящих» детей, которые родились в Израиле или приехали в юном возрасте: На вопрос: «Кем ты себя считаешь? - Русским, израильтянином или евреем», более 70% ответили, что считают себя русскими и не хотели бы иметь ничего общего с израильтянами. Некоторые из них затруднялись ответить на этот вопрос. Это показывает, что подростки запутались и не определились в своей принадлежности к какому-либо народу. Не впитали русскую культуру и оттолкнули израильскую (русский забыли, а иврит не выучили). Такие подростки называются «детьми обочин» и среди них довольно велик процент преступности, наркомании. Отсутствие интересов, цели и мечты. Бессмысленность существования, скука и пустота. Это говорит о отсутствии здоровой духовности и духовных ориентиров. В отличии от еврейских детей, которые впитывают духовность пришедшую из глубины веков, русскоговорящие дети, потеряли свои исторические корни, а новые не нашли. Не имея твердой почвы под ногами, они ориентируются на ложные ценности улиц. Жизнь их движется инстинктами и сиюминутными потребностями.

Подобное состояние в психологии называется “аномия” — понятие, введенное Э. Дюркгеймом для объяснения отклоняющегося поведения и выражающее собой исторически обусловленный процесс разрушения базовых элементов культуры, прежде всего в аспекте этических норм (Дюркгейм Э. „Самоубийство“, СПб., 1912). При достаточно резкой смене общественных идеалов и морали определенные социальные группы перестают чувствовать свою причастность к данному обществу, происходит их отчуждение, новые социальные нормы и ценности отвергаются членами этих групп, в том числе и социально декларируемые образцы поведения. Вместо конвенциональных средств достижения индивидуальных или общественных целей выдвигаются собственные (в частности, противоправные). Явления аномии, затрагивая при социальных потрясениях все слои населения, особенно сильно действуют среди молодежи.

Дело, которым я занимаюсь - это тушение пожара. Результаты неудачной абсорбции и воспитания непросто исправить. Я пытаюсь восполнить упущенное, избавить от обид, привить любовь к Израилю, мотивировать к учебе, самоопределиться. В большинстве случаев вся работа сводится к беседам с подростками. На что-то большее просто нет средств. Родители не могут оказать в этом существенной помощи. Наоборот, родители сами часто обращаются за помощью. Жалуются ,что не в состоянии повлиять на подростка, заставить его учиться и не прогуливать школу, они совершенно бессильны и не имеют никакого контроля над детьми. Многие родители сами нуждаются в помощи, живут за чертой бедности, матери одиночки, алкоголики. Более того, у родителей существуют стереотипы по отношению к структурам власти и они редко обращаются за помощью. Часть из них не достаточно информирована о льготах, полагающихся им по закону. Группы, которые я провожу, не пользуются большим успехом. Интересующие подобных подростков темы - это криминал, наркотики и секс. Попытка проводить профилактическую работу или передавать в группах что- либо познавательное, проходит с трудом. Группа распадается потому, что подросткам скучно и не интересно. Очень не просто их чем-то заинтересовать. У подростков нет целей в жизни, они не знают, кем они хотят быть, к чему они хотят стремиться. Они не понимают, для чего им нужна школа, не знают для чего им вообще нужно обучение и развитие. Поэтому подобный процесс воспитания нужно начинать с раннего возраста. Для того , чтобы избежать подобное явление и перестать тушить пожары.

Для русско-говорящих подростков и родителей в целях ассимиляции и интеграции, необходимы отдельные центры, похожие на реабилитации и абилитации. Где им ненасильственно будут прививать любовь к земле, которая их кормит. Поддержка и помощь в учебе, изучение и обогащение языка, индивидуальная и групповая терапия, созидательное заполнение свободного времени в целях выявления талантов и способностей, помощь в прохождении гиюра для детей и родителей не являющимися евреями по Галахе. Консультации и инструкции родителям в воспитании детей и интеграции в Израильском обществе. Тренинги и семинары, помощь и сопровождение, в преодолении проблем. Создание центров реабилитации по неправильной абсорбции-это огромный и, на мой взгляд, государственный проект. К слову сказать, такая же программа абсорбции в своё время провалилась, когда завозили иммигрантов из Северной Африки. Ее последствия до сих пор видны в южных районах страны и в самих южных районах Тель-Авива.

Необходим отдельный департамент в правительстве, либо отделение при муниципалитете, со своим бюджетом, для подобной деятельности. Невозможно обойтись полумерами, основываясь на принципе "Время лучший лекарь" в этом не простом вопросе ассимиляции части еврейского народа, долго жившего в рассеяние! Исторически эта ситуация очень напоминает конфликт между евреями вернувшимися из вавилонского плена и жителями Самарии. Иностранцы, впитавшие веру Израиля, тоже были отвергаемы верующими евреями. Тут ситуация несколько иная. Израиль позвал и вернул на историческую родину более миллиона человек. Это шестая часть населения государства. Если не выстроить систему адаптации и ресоциализации наших сограждан, то эта проблема может растянуться на долгие десятилетия. Тут на лицо системная ошибка в интеграции части народа на Родине. И решить эту проблему можно только при комплексном, пошаговом подходе, начиная с дошкольного возраста. Используя полученный за 20 лет опыт, учитывая ошибки и достижения, подходя к реинтеграции, как к процессу реабилитации и восстановления духовных основ на базе истории еврейского народа, можно достичь положительных результатов.

Владислав Богуславский.

Социальный педагог, координатор по предотвращению насилия, употреблению П.А.В. среди подростков при Городском Управлении Образования. Консультант-инструктор в молодежном центре для подростков из группы риска при некоммерческой организации "Елем".

Налог кровью или ювенальная юстиция?

Отправлено 2 апр. 2011 г., 23:37 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 2 апр. 2011 г., 23:40 ]

«Браки будут поставлены вне закона, и семейной жизни, как мы это понимаем сейчас, не будет. Детей будут отбирать у родителей в раннем возрасте, и они будут воспитываться надзирателями как государственное имущество». «Дети, отнятые у “нелояльных родителей”, будут получать специальное воспитание, предназначенное ожесточать их». Д-р Джон Колеман, “Комитет 300. Тайны мирового правительства”

 Действующие лица и основные понятия

Действующие лица этой статьи выбраны не случайно. Есть организации, занимающиеся формированием современной идеологии. Это Римский Клуб, МГЭС. Есть те, кто внедряет ее в жизнь - , ВОЗ, Организация психического здоровья и др.
  1. Международный гуманистический и этический союз (МГЭС) - (International Humanist and Ethical Union, IHEU) — международное объединение организаций, занимающихся развитием и пропагандой идей гуманизма, атеизма, рационализма, светского общества, скептицизма, свободомыслия, этичности, содействующих развитию и становлению нетеистической морали. Учреждён в 1952 году в Амстердаме семью национальными этическими и гуманистическими организациями. В настоящее время МГЭС объединяет свыше 100 организаций в 40 странах и обладает консультативным статусом при Совете Европы, ООН, ЮНЕСКО и ЮНИСЕФ.
  2. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) (World Health Organization, WHO) — специальное агентство Организации Объединённых Наций, состоящее из 193 государств-членов, основная функция которого лежит в решении международных проблем здравоохранения и охране здоровья населения мира. Она была основана в 1948 г. со штаб-квартирой в Женеве в Швейцарии.
  3. Римский клуб - международная неправительственная организация, деятельность которой направлена на изучения глобальных проблем. Основана в 1968 итальянским менеджером и общественным деятелем А.Печчеи. Среди членов Клуба преобладают деятели науки и политики из развитых стран. Кроме действительных, есть почетные и ассоциированные члены. Россия в начале 2000-х представлена в Клубе тремя людьми: почетным членом клуба является М.Горбачев, действительными членами – Д.Гвишиани и С.Капица. Ранее членами Клуба были Е.К.Федоров, Е.М.Примаков и Ч.Айтматов. В 1989 в СССР была создана Ассоциация содействия Римскому клубу, после распада СССР она реформировалась в Российскую ассоциацию содействия Римскому клубу (президент – Д.В.Гвишиани). Основным «продуктом» деятельности Клуба являются его доклады, посвященные приоритетным глобальным проблемам и путям их решения.
  4. Гуманистический манифест (Humanist Manifesto) – общее обозначение трёх манифестов, излагающих принципы  современного гуманистического видения мира и носящих следующие названия: «Гуманистический манифест» (1933, также часто называемый «Первым гуманистическим манифестом»); «Второй гуманистический манифест» (1973); и «Гуманизм и его устремления» (2003, также известный как «Третий гуманистический манифест»).
Информационный повод (Молитвы Папы о детях)
Издание AMI-TASS сообщило, что Папа Римский Бенедикт ХVI потребовал 18-го ноября 2009 года полного признания прав детей и уважения их достоинства: "Мои думы устремлены ко всем детям мира, особенно тем, которые живут в трудных условиях и страдают от насилия, болезней, войн и голода", - сказал римский первосвященник. Он призвал международное сообщество "умножить усилия, чтобы решить драматические проблемы детства".
Метаморфозы взаимоотношений государства и нравственности
Мы живем на рубеже эпох. Вошли в употребление такие  понятия и явления, в которых есть место ужасающим явлениям, противным самому существу человека, основам жизни на земле и которые представляют собой плод «превратного ума» - эвтаназия, однополые браки, аборты, генно-модифицированные продукты…
Мораль и нравственность всех времен и народов сконцентрирована в словах – «создал Бог человека по образу и подобию Своему». Но в разные времена человечество крестили в другие слова и идеи, которые разными путями уничтожали в человеке образ и подобие Божие – дарвинизм (человек – это результат естественного отбора), фрейдизм (мотивы поведения человека лежат в области бессознательного, то есть в области его эго) и т.п. В итоге, на рубеже эпох и при переходе в 3 тысячелетие, человечество привели к гуманизму. В результате чего, современный человек стал слепо следовать ценностям либеральной демократии и ее необузданному провозглашению всеобщего равенства и свободы индивидуума. Он снова и снова ведется на революционные утопические лозунги, такие как: Свобода, Равенство, Братство. Однако, этот масонский лозунг, взятый из Устава шотландской ложи, затопил род людской реками крови. Гумманизм дошел до Освенцима и Бухенвальда. Так что же это за мораль, что за ценности?
Взаимоотношения государства и нравственности запутанны и не считываются с листа.
Государство появилось как наиболее изощренный метод реализации власти. Его задачи были сугубо прикладные – защита от внешних врагов, налоги и сборы, содержание управленческого аппарата и др. Государство не является нравственным органом и не регулирует нравственных взаимоотношений между людьми. Право возникло на основах нравственных норм, содержавшихся в Священном Писании – не убий, не кради, не прелюбодействуй…, но регулировало вопросы торговли, войны, найма работников и т.д., и потому всегда отступало от нравственности.
Если Моисей говорит – не убий, то государства развязывают несправедливые войны и революции; или поощряет аборты, стерилизацию женщин (, например, о насильственной стерилизации женщин в Узбекистане, или Африке).
Моисей говорит – не прелюбодействуй, а государства легализуют проституцию, как, например, Государственная Дума РФ ведет процесс легализации этого бизнеса. (или попытке сделать это в Израиле).
Библия называет гомосексуализм противоестественным употреблением одного пола другим, заблуждением, отсутствием Бога в разуме, непотребством и  следствием превратного ума, однако государство и право провозглашают принцип «толерантности» под которым понимается одобрение гомосексуализма (например, за пересмотр отношения к геям и лесбиянкам в вооруженных силах США в 2010 выступил президент Барак Обама; в 14-ти странах мира гомосексуализм легализован и разрешены однополые браки – Исландия, Швеция, Венгрия и др.
Если государство предлагает нам себя вместо церкви, то первые лица государства предлагают нам себя в качестве священников или даже богов. Президенты и премьер-министры высказывают нравственные сентенции, ставят свечи в церквях или синагогах, участвуют в различных общественных мероприятиях, типа Русского Народного Собора. Складывается впечатление, что они духовны, честны, любящие добро, целомудренны, справедливы, благочестивы, воздержаны, держащиеся истинного слова…[1]
К примеру, Джорд Буш младший заявил: “Господь любит вас. И я люблю вас. И вы можете рассчитывать на нас обоих...” Это даже не Папа Римский, а бог!  
В таких обстоятельствах появилась ювенальная юстиция. Это отрасль права, регулирующая отношения государства и подростка. В частности, законодательство предусматривает отъем детей у родителей вследствие “жестокого” обращения с ними и передачу таких детей в приемные семьи.
В результате введения в действие различных нормативных актов[2] в разных странах, ратифицировавших ООН-овские документы о защите прав детей, возросло количество детей, отбираемых от родителей. Судьи порой даже не видят тех, кого собираются отобрать у родителей, а выносят решение на основании рапортов сотрудников ювенальных служб. Из 2 млн. социальных сирот во Франции, по оценкам специалистов, около 1 млн. отнято незаконно; в Германии за последний год было отнято 70 тыс. детей, причем половина — за недостаточно хорошие материальные условия жизни ребенка. В пятимиллионной Финляндии — 11 тыс, в Израиле - 10 тыс.
На вопрос в интервью, сколько всего детей за последний год оказались помещены в приют при живых родителях, председатель совета Всероссийской общественной организации «Сообщество многодетных и приемных семей России «Много деток – хорошо!», Татьяна Боровикова ответила: “Общую статистику по отъему нам никто не дает, хотя мы за ней обращались. Говорят, государственная тайна. Я слышала, что в прошлом году в России было изъято 170 тысяч детей…”.
Историческая справка
“В связи с расширением экспансии Османской империи возросла необходимость в создании регулярного дисциплинированного пешего войска. Янычарская пехота была создана султаном Мурадом I в 1365 из христианских юношей 12-16 лет (албанцы, армяне, боснийцы, болгары, греки, грузины, сербы, украинцы), впоследствии  воспитанных в исламских традициях. Набор детей в янычары (девширме — налог кровью) был одной из повинностей немусульманского населения империи, поскольку позволял властям создать противовес феодальной тюркской армии. В янычары набирали исключительно христианских детей по разнорядке; иудеи были освобождены от девширме.”
Ювенальная юстиция действует во многих странах Евросоюза, там уже приняты законы, запрещающие любое телесное наказание, к которым относят, в том числе, шлепок или постановку ребенка в угол. Практически все нетелесные наказания трактуются как психическое насилие. В Англии, например, родители не могут в наказание лишить детей карманных денег, поскольку законом предусмотрена некая сумма, которую они должны давать детям независимо от их поведения. Нельзя ограждать детей от влияния деструктивной масскультуры, поскольку любой запрет может быть истолкован как нарушение права на информацию и досуг; родители не могут воспротивиться пропаганде гомосексуализма в детско-подростковой среде, поскольку выбор сексуальной ориентации — это право на самовыражение… Даже наркомания считается не лучшим, но допустимым "альтернативным стилем жизни".
Родители становятся профессией, которой необходимо специально обучаться, сдавать экзамены и получать право (лицензию) на рождение и воспитание детей, при этом, во многих странах усыновлять детей и брать их под опеку получили право гомосексуалисты и лесбиянки.
Что же это за общество взращивает государство? Что за морально нравственные устои двигают руководителями народов?
Историческая справка
Часто геноциды организовывались посредством рекрутирования коллаборционистов, что в юридической трактовке международного права — осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом в его интересах и в ущерб своему государству в среде намеченных жертв.
“Немцы формировали «Еврейскую полицию (капо)» и «советников» для подготовки геноцида евреев, а также вербовали украинцев и русских предателей для проведения геноцида русского населения. Японцы устанавливали марионеточные режимы, уничтожая десятки миллионов китайцев. Американские марионеточные правители, Сигман Ри в Корее и Дьем во Вьетнаме, служили политическим фасадом в то время, как бомбардировщики Б-52 разрушали их страны, сбрасывая миллионы тонн взрывчатки, напалма и отравляющих веществ – убивая и калеча миллионы людей. Геноциды в некоторых случаях являются совместными проектами имперских элит и определенных секторов высших классов общества, подвергающегося геноциду, ощущающих угрозу со стороны жертв геноцида. Так, в Гватемале американские и израильские специалисты по массовым убийствам соединили усилия с белыми выходцами из Европы – гватемальской элитой – в деле уничтожения индейского населения и присвоения его земли как части процесса геноцида». (Из книги Джеймса Петраса «Эпоха модерна и геноциды 20-го Века: Строительство империи и массовые убийства»).
Идеологическое обоснование
Истоки этой идеологии скрыты в деятельности Римского клуба, Всемирной организации психического здоровья и Международного гуманистического и этического союза.
В 70-х годах Римский клуб заслушал ряд докладов и сделал заказы на исследование проектов по глобальному моделированию социальных систем. Перспективы решения социальных глобальных проблем были выражены в книге основателя Римского клуба Аурелио Печчеи «Человеческие качества» , 1977. Он сделал вывод, что успех возможен, прежде всего, путем изменения качеств человека, чего можно добиться путем воспитания «нового гуманизма», включающего глобальность, любовь к справедливости и отвращение к насилию.
Канадский психиатр, один из основателей Всемирной федерации психического здоровья (ВФПЗ), Дж. Брок Чисхолм заявил: «Чтобы добиться мирового господства, необходимо очистить разум человека от его индивидуальности, преданности семейным традициям, национального патриотизма и религиозных догматов». Невротичные дети, заявлял он, появляются вследствие «ядовитых нравоучений», которыми их пичкают родители, а также фрустраций, вызванных неприменимыми понятиями добра и зла, правильного и неправильного. Дж. Брок Чисхолм откровенно сказал: «Если человечеству и суждено освободиться от увечащей его ноши добра и зла, то именно психиатры должны быть первыми, кто возьмёт на себя ответственность осуществить это».
Полвека назад Фуко, один из главных идеологов ХХ столетия сожалел по поводу того, что в эпоху Средневековья забота о человеческой душе, которую брали на себя античные философы, перешла в компетенцию христианских священников и церкви, где философия превратилась в отвлеченное от жизни умозрение. Забота о человеке и его жизни, по мнению Фуко, должна вернуться в компетенцию философов, а человеку необходимо устроить надежное убежище на той земле, где больше нет богов.
В итоге, для «улучшения душевного здоровья»,  Всемирная федерация психического здоровья рекомендовала правительствам ослабить влияние семьи, дабы «освободить детей от принудительной жизни в семье».
Вот почему сегодня высшие наднациональные инстанции объединённой Европы заставляют убирать христианские религиозные символы из школ, прессуют противников гей-парадов и уроков гомосексуальной толерантности в школах, а также поддерживают международную кампанию по пропаганде атеизма с плакатами на рейсовых столичных автобусах Лондона.
Международный гуманистический и этический союз  «тесно сотрудничает» с органами ООН, координирует деятельность национальных и региональных гуманистических групп, «представляет их интересы» в ООН, ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО и Совете Европы. Хотя с ООН сотрудничают не только гуманисты, но и, например,  Советы представителей традиционных мировых религий, однако именно идеи гуманизма, как противоборство заповедям Бога, нашли поддержку со стороны ООН.
Во Втором Гумманистическом манифесте 1973 года говорится:
  • Мы отвергаем все те религиозные, идеологические или моральные кодексы, которые порочат индивидуальность, душат свободу, подавляют интеллект, дегуманизируют личность;
  • Должно быть признано право на контроль рождаемости, аборт и развод;
  • Большинство разновидностей сексуальных контактов сами по себе не должны быть признаваемы “порочными”;
  • Он (набор прав и свобод человека) предполагает также признание права личности на достойную смерть, эвтаназию и право на самоубийство.
Именно эти принципы (или «ценности») и положены в основу идеологии современного государства. А  ювинальное законодательство, равно как и семейное право, гражданское и другие стали инструментом в деле насаждения этой безнравственной идеологии.
Выводы
Таким образом, можно сделать ряд выводов:
  • В человечество запущен вирус саморазрушения, чему свидетельством изуродованное духовное состояние людей. Вильгельм Вундт – немецкий психолог, в своё время, призывал к «свободе от морали». Нынешние ценности, на самом деле – это свобода от всяких ценностей. А  толерантность – это беспринципность и равнодушие, внедряемое в души народов железной рукой государственных деятелей.
  • Введением в действие “кровавого налога” он кует послушное себе войско, внимающих ему последователей - янычар, которые,  будучи оторванными от семьи, от земли,  лишены ценностей, превратятся через 10-20 лет в развращенное общество, без нравственности и без воспитания.
  • Ювинальная юстиция - это еще один способ геноцида - борьбы правительств со своими народами. Она не защищает подростков, а уничтожает их.

Эксклюзивное интервью с директором школы “Орт” Менахемом Вайнбоймом

Отправлено 24 мар. 2011 г., 7:45 пользователем Неизвестный пользователь   [ обновлено 24 мар. 2011 г., 7:47 ]

Почему так часто процессы против нормативных семей начинаются из школы? 

Что позволяет школьным консультантам, в ряде случаев, так легко обвинять семьи в плохом отношении к их родным детям? 


Что позволяет школьным консультантам  «сортировать» детей на нормальных и особенных, которые нуждаются в специальном подходе, специальных школах, а, зачастую, и в интернатах, даже когда семья категорически против такого перевода, а специалисты, к которым обращаются родители, утверждают, что ребёнок вполне нормальный?


Почему школьный консультант трактует прыжок с забора 10-летнего мальчишки как попытку самоубийства и натравливает на семью всевозможные инстанции, социальные службы и полицию, не задумываясь о том, какой вред нанесет это семье? 


Сколько директор школы, именем которой он дорожит, будет терпеть подобного рода консультантов, несправедливо обвиняющих семьи своих учеников и портящего таким образом репутацию этой школы?
Чтобы задать эти вопросы, мы встретились с директором школы «Орт» в Ришон-Леционе, господином Менахемом Вайнбоймом.


- Менахем, мы всё чаще стали получать жалобы на действия школьных консультантов, которые, не разобравшись в ситуации, но, трактуя её как тревожную, спешат сообщить в полицию и социальные службы и, таким образом, часто инициируют процессы против нормативных семей, которые наносят сильнейшие моральные травмы всем членам обвиняемой семьи, требуют от семей существенных материальных затрат на свою защиту, даже если семья, в конечном итоге, выигрывает дело и доказывает свою невиновность. Кому подчиняется школьный консультант и кому он докладывает о своей деятельности?


- У школьных консультантов два босса - директор школы и главный психолог (почему-то их называют психологами, хотя, это тот человек от Министерства образования, которому подчиняется консультант). Консультант обязан докладывать обо всём, что творится в школе, даже если эта информация получена консультантом в личной беседе. Хотя есть случаи, когда консультант может не рассказывать о том, что он узнал. Иногда есть вещи, по поводу которых психолог советуется с главным психологом и не ставит в известность директора школы.
Школьные консультанты работают по правилам внутренней рабочей этики, которые предписывают им Закон о доносительстве «Ховат дивуах» . Консультант может оказаться в неудобном положении, если что-то случится и станет известно, что консультант знал и не доложил, то его могут снять с работы (и это самое страшное, что может приключиться с консультантом).
Очень часто консультанты по любому малейшему поводу поднимают достаточно много шума и к разбирательству моментально привлекаются много участников (социальные службы, полиция и т.п.). Так они доказывают свою нужность и складывают с себя ответственность.


- А что грозит консультанту за ложную тревогу? Или за ложный донос, по ошибке или злому умыслу?


- За ложные доносы обычно ничего плохого им не бывает, т.к. всегда можно доказать, что консультант поступал согласно предписываемым ему правилам.


- Каковы шансы выиграть ответный иск и получить компенсацию, обвиняя консультанта в том, что он излишне раздул ситуацию и причинил вред той семье, дело которой было на рассмотрении?


- Практически равен нулю. Консультант приведёт своё начальство и оно докажет, что консультант поступал согласно предписываемым законам. Консультант может быть или членом “Гистадрута” (профсоюза) или членом «Иргун морим» (Сообщество учителей). Такие организации, как “Гистадрут”, не дадут его уволить, в лучшем случае, переведут в другую школу.


- Какова функция школьного консультанта?


- Это работа с детьми. Например, помирить двух поссорившихся детей, подсказать решение каких-то жизненных или учебных ситуаций и т.д. Не все консультанты имеют соответствующее высшее образование. Иногда учителя проходят курсы “асама лееуц” (переквалификация в консультанта) и получают разрешение работать консультантами. Они достаточно часто проходят различные дополнительные курсы повышения квалификации (ред.: например, консультант, работающий в школе “Орт”, раз в неделю ездит на встречи с коллегами, где они обсуждают практические ситуации на работе). От своевременного прохождения соответствующих курсов зависит повышение зарплаты.


- Есть ли в профсоюзе какие-либо комиссии по этике, которые рассматривали бы случаи ошибок консультантов, неправильного подхода и т.д.?


- Такой этической комиссии нет. Профсоюз заинтересован в получении денежных средств и тут основной акцент ставится на деятельность профсоюза, наряду, конечно, с защитой своих членов.


- Скажите, а есть ли какие-то вознаграждения за то, что были выявлены неблагополучные семьи? Премии или лучшие условия для профессионального роста?


- Нет, такого тоже нет.  Если Вы ищете причину того, что некоторые консультанты по первому подозрению являются инициаторами открытия дел против семей, то причина в перестраховке и желании показать свою нужность. Если консультант не примет меры и что-то случится, то ему грозит взыскание и даже увольнение. А за перестраховку – ничего. Третей причиной, в ряде случаев, может быть и предвзятое отношение, так удобно сводить счёты с непонравившемися учениками.
Вместе с тем, хочу отметить, что большинство школьных консультантов - люди порядочные, работают по совести и видят своей целью помощь детям в трудных ситуациях.


- Необходимо ввести закон, который бы предписывал, что консультант, открывший неправомерно 2-3, а может даже и 1 дело, которое было потом выиграно родителями в суде, должен быть уволен, т.к. причиняется существенный ущерб семье, которую обвиняют.


- Я считаю, что такой закон никто не поддержит. Семья и школа потеряла контроль над детьми, а закон, который ослабит контроль государства над детьми никто не поддержит. 


- Как же можно бороться с этим явлением?


- Решением может быть создание независимой комиссии, которая будет пересматривать все дела, открываемые консультантами совместно с социальными работниками. Решением может быть и отслеживание таких случаев нарушения с постоянными жалобами в министерстве образования на такие случаи.


- Но в таком случае, мы будем работать уже по факту свершившихся событий, когда вред и ущерб уже нанесён? А какова заинтересованность переводить учеников в систему специального образования (“Хинух Меухад”)? Нередки случаи, когда туда попадают совершенно нормальные дети и им тоже наносится существенная травма, которую можно сравнить с увечьями? 


- Мэрия доплачивает за специальное образование и им это не выгодно. Они всегда стараются протестовать против такого перевода на комиссиях по распределению («ваадот асама»). Но трудно устоять перед давлением учителей, когда те говорят: «Если мы избавимся от такого ученика в нашей нормальной школе, то общая успеваемость повысится», а общая успеваемость выгодна мэрии как показатель правильной работы.

Подытоживая этот разговор можно сказать, что как и в случае социальной работы, школьные консультанты не несут достаточно серьёзной ответственности за допущенные ошибки в столь серьёзной и ответственной области, в которую включено не только воспитание детей, но и возможность сильного влияния на судьбу всей семьи школьника.
И если большинство специалистов - школьных консультантов в Израиле - порядочные люди, видящие своей целью реальную помощь ученикам, когда она действительно требуется, то  встречаются и “специалисты”, которые пользуясь своими полномочиями и не неся достаточную ответственность за ошибки, буквально разрушают целые семьи, становясь инициаторами многолетних изматывающих судебных процессов, куда также моментально вовлекаются социальные службы.

1-10 of 26